Шабтай Калманович: расследование дела приговорили?

Шабтай Калманович: расследование дела приговорили?

Криминал

Шабтай Калманович: расследование дела приговорили?

май 21, 2021
За убийство предпринимателя судят лиц, чья причастность к преступлению немного сомнительна. Устранение предпринимателя некоторыми странностями напоминает случившееся с оппозиционным политиком Борисом Немцовым и депутатом Госдумы Русланом Ямадаевым.

Прокуратура Москвы направила в Мосгорсуд уголовное дело в отношении трех обвиняемых в убийстве предпринимателя Шабтая фон Калмановича. Об этом сообщили в столичной прокуратуре.

«Прокуратура Москвы утвердила обвинительное заключение по уголовному делу в отношении трех участников организованной группы. В зависимости от роли каждого они обвиняются в убийстве, покушении на убийство, незаконном обороте оружия, разбое. Уголовное дело направлено в Московский городской суд для рассмотрения по существу», — отмечается в сообщении.

Ранее столичный главк Следственного комитета сообщил о том, что завершил расследование. Фигурантами дела стали Багаудин Костоев, Али Белхороев и Батыр Тумгоев. Они обвиняются по статьям «убийство организованной группой по найму», «незаконный оборот оружия» и «разбой», - говорится в сообщении СУ СКР по Москве.

Первое судебное заседание по делу должно было состояться в Мосгорсуде еще 20 апреля нынешнего года, но его отложили до 23 июня. Судья по этому делу (2-0025/2021) Елена Поспелова известна, в частности, по процессам экс-владельца банка «Югра» Алексея Хотина, основателя инвестфонда Baring Vostok гражданина США Майкла Калви, гендиректора НПО имени Лавочкина Сергея Лемешевского и его адвоката Игоря Третьякова и др.

Тело Шабтая Фон Калмановича с множественными огнестрельными ранениями было обнаружено днем 2 ноября 2009 года в Москве на проезжей части Новодевичьего проезда в Mercedes. Его водитель получил огнестрельные ранения, но выжил благодаря своевременно оказанной медицинской помощи.

Изначально СМИ указывали именно Новодевичий проезд как место расстрела предпринимателя. Однако позже выяснилось, что само покушение произошло «в районе Смоленской набережной», откуда тяжелораненый водитель, смог доехать до Новодевичьего (проехал порядка 3 км.). В отличие от водителя, получившего несколько ранений, Калманович умер не выжил. На теле 61-летнего мужчины позже насчитают 15 ранений, он скончался на месте.

Позже выяснилось, что стреляли из двух пистолетов-пулеметов. При себе у Калмановича находились деньги — 1,5 млн рублей (по другим данным, долларов США), но их нападавшие не тронули.

Шабтай Калманович был бизнесменом - владельцем Тишинского и Щелковского рынков, а также сети аптек. Он организовал гастроли в России Майкла Джексона, Тома Джонса, Лайзы Минелли, Хосе Каррераса. Он был спонсором нескольких баскетбольных клубов, президентом женского баскетбольного клуба "Спартак" (Видное), и генеральным менеджером женской сборной России по баскетболу. Ему приписывали связи с советской разведкой и с Япончиком.

Ни у кого ни на минуту не возникло сомнений, что Шабтай стал жертвой заказного убийства. Все признаки этого были на лицо. Вот только никто из близко его знавших людей, среди которых были и представители околокриминальных кругов (например, его близкий друг, авторитетный предприниматель Евгений Гинер) правоохранительных органов и СМИ не смогли выдвинуть сколь-либо обоснованной версии нападения. Попытки притянуть сюда такие версии, как якобы месть за смерть Япончика или конфликт с бывшей женой Анастасией Калманович, не выдерживают никакой критики, и были не более чем спекуляциями СМИ, собирающих лайки. Все отмечали неконфликтный характер Калмановича и отсутствие у него явных врагов.

Более того, сейчас, когда работники СКР якобы установили исполнителей преступления, они, так же, как и 12 лет назад, не могут объяснить или хотя бы предположить, кто, за что, и зачем «заказал» Шабтая Калмановича. Обвиняемые Костоев, Белхороев, Тумгоев свою вину отрицают, несмотря на то, что как пишут СМИ, их очень серьезно «прессуют». Между тем, о наличии прямых улик против всех троих ничего не известно.

Как пишет Росбалт, все доказательства следствия строятся исключительно на биллингах (соединениях) телефонов, которыми в те времена могли, как предполагается, пользоваться обвиняемые. Эти телефоны «засветились» у офиса Калмановича и на месте его расстрела. Один номер оперативники «довели» до трассы, где он исчез (преступник избавился от трубки). В свое время это место прочесали десятки полицейских, трубка была обнаружена. Причем с внутренней стороны крышки телефона нашли отпечаток пальца. Однако экспертиза показала, что отпечаток не принадлежит никому из обвиняемых. Чей он — установить не удалось.

«Оперативникам за 10 лет не удалось найти машину преступников, само оружие, из которого стреляли, свидетелей, видевших киллеров, прояснить мотив преступления, определить заказчика и т. д. Тумгоева и Белхороева взяли под арест, а потом уже стали искать доказательства их вины, — высказывает мнение источник Росбалта, знакомый с ситуацией. — Главную ставку следствие делало на отпечаток на трубке, но не сложилось. И тогда на Тумгоева, Белхороева и Костоева начали оказывать давление, пытаясь убедить признать вину. Их постоянно пытались „прицепить“ к другим старым делам, пугали обвинениями по „свежих“ громким делам и т. д. Ничего не помогло. И по итогам имеем дело, где доказательства — только биллинги. Но дело все равно хотят попытаться передать в суд, иначе Тумгоева и Белхороева нужно выпускать на свободу».

Росбалт в целой серии публикаций последовательно намекает на невиновность обвиняемых, повторяя все эти обстоятельства, свидетельствующие о недостаточности и неубедительности улик. Можно предположить, что основным источником издания является адвокат фигурантов.

Считать тех совсем уж невинными овечками при всем желании не получается, у всех фигурантов весьма богатый бэкграунд, связывающий их с преступным миром. Однако вопросов в деле действительно много. И не только у защитников.

Само преступление было совершено в нескольких сотнях метров от Белого дома, на набережной, которая в 2009 году уже была увешена многочисленными видеокамерами. Однако ни одна из них момент обстрела автомобиля Калмановича почему-то не зафиксировала. По крайней мере, по официальной версии. Есть основания полгать, что организаторы преступления не только хорошо знали маршрут передвижения и даже манеру вождения водителя, но и использовали управление светофорами на набережной, фактически правительственной трассе. По имеющимся неофициальным данным, Mercedes Калмановича с нарушением ПДД объехал ожидавшие нужного сигнала светофора машины и встал перед ними, фактически поравнявшись с автомобилем, из которого и был открыт огонь. То есть, не киллеры догнали жертву, а движение было организовано таким образом, что жертва сама подставилась под обстрел.

Тут надо еще сказать, что дом Шабтая Калмановича находится в подмосковном Видном, и дорога к нему пролегает через лес, где убийцам значительно проще было бы организовать засаду – ни очевидцев, ни камер, ни возможных случайных жертв. Если только за убийством Калмановича не стоят спецслужбы. Им, наверное, как раз удобнее действовать при контролируемых светофорах, при отключенных камерах.

Практически на том же месте, тоже со многими странностями, был в свое время ликвидирован депутат Госдумы Руслан Ямадаев (представитель недружественного Рамзану Кадырову семьи). Да и убийство Бориса Немцова, также вызывающее массу необъяснимых вопросов, случившееся в сотнях метров от Кремля, в каком-то смысле похоже на рассматриваемое. Например, организацией дорожного движения по мосту, на котором Немцов был застрелен. По некоторым признакам, в момент стрельбы движением транспорта управляли при помощи светофоров.

Все три случая выглядят как казнь. Во всех трех случаях «заказчики» остались за кадром, а «исполнители» больше напоминают исполнителей ролей «стрелочников» и «козлов отпущения». Выбор судьи, нередко обслуживающей дела с участием ФСБ, впрочем, может свидетельствовать не только о заинтересованности службы в каком-то определенном (или предопределенном) исходе, но и просто о значимости процесса.

Шабтай Калманович был личностью неординарной. Он родился в зажиточной еврейской семье в небольшом литовском городке Рамигала. После школы окончил Каунасский политех (инженер по автоматизации химпроизводства). После окончания вуза служил в армии, где прошел разведшколу КГБ. После демобилизации эмигрировал в Израиль, где учился в Еврейском университете в Иерусалиме. Там он начал делать первые шаги в бизнесе. В связи с работой бывал в бедных африканских республиках. В 1987 году был осужден в Израиле за шпионаж в пользу СССР, отсидел 5,5 года, после чего был помилован. Об освобождении ходатайствовали первые лица Советского Союза, в том числе Михаил Горбачев.

За Калмановичем сохранялось российское, литовское и израильское гражданство. Шабтай был полиглотом — владел русским, идишем, литовским, польским, немецким, английским, ивритом, арабским и другими языками.